Является ли запись диктофона доказательством в суде

Запись на телефонкак доказательство в суде.


Бесплатная юридическая консультация:

Мобильные доказательства.

Может ли фото или аудиозапись на мобильнике стать доказательством?

Когда в расследовании не хватает доказательств, на помощь может придти фотография или аудиозапись, сделанная на месте преступления.

Оглавление:

При этом многие уверены — цифровая запись не подойдет, суд признает только плёнку. Однако это не так. Важно не чем, а как была сделана запись.

Многие граждане уверены, что суд не примет в качестве доказательств фотографию, снятую на мобильный телефон или цифровую камеру, а также не подойдет и аудиозапись, сделанная на цифровой диктофон, мол, при этом невозможно доказать подлинность предоставленной фотографии или записи. Подобные слухи стали распространяться одновременно с появлением новой техники. «Когда судьи отклоняют подобные доказательства, многие граждане считают, что судьи попросту не доверяют цифровым технологиям, — объяснил адвокат Александр Арутюнов в своем интервью журналу «Имеешь Право». – На самом деле судье все равно, предоставят ему аналоговую запись (на пленке – прим. ред.) или цифровую. Важно, что именно он увидит и услышит».

В судопроизводстве нет деления доказательств на «аналоговые» и «цифровые». Судья обязан приобщить к делу фотографию или запись, если она относится к рассматриваемому делу, является подлинной и не была получена с нарушением закона. Если ваша запись подлинная, то вы можете не волноваться насчет признания ее подлинности. Самое сложное – это предоставить фотографию или запись, из которой было бы понятно, где она сделана, при каких обстоятельствах, когда именно без объяснений со стороны. Т.е. судья должен без посторонней помощи понять всё это из фотографии или записи. Если это не так, то судья может отклонить материал как «не относящийся к делу».


Бесплатная юридическая консультация:

Итак, для того, чтобы ваша фотография или аудио/видео запись, сделанная хоть на мобильный телефон, хоть на цифровую камеру, были приобщены к делу и послужили доказательством, необходимо:

1. Чтобы фотография или запись относились к рассматриваемому делу и из нее было понятно без посторонней помощи где она сделана, когда и при каких обстоятельствах.

2. Чтобы фотография или запись являлась подлинной.

3. Чтобы фотография или запись была добыта без нарушения закона.

Рассмотрим подробнее эти условия.

Композиция.


Бесплатная юридическая консультация:

Например, при ДТП недостаточно сфотографировать только столкнувшиеся автомобили. Необходимо сделать это так, чтобы из фотографии было ясно, кто именно нарушил правила – выехал на встречную полосу, а кто двигался по своей полосе. Это должно быть понятно без посторонних объяснений. Только тогда эта фотография может быть приобщена к делу. Тоже самое касается и видеозаписи – из нее должно быть отчетливо понятно кто именно нарушил. Так же важно, чтобы у судьи не возникло сомнений по поводу времени и места совершения правонарушения. Достаточно запечатлеть инспектора ГИБДД, заполняющего протокол, или снять окружающую обстановку, чтобы вопрос места отпал. Еще лучше, если вам удастся сделать это всё на одной фотографии или в одной видеозаписи (при этом, не прерывая запись и не ставя на паузу).

Точно такие же требования и к аудиозаписям. Из нее должно быть отчетливо понятно, кто говорит, что и где происходит. Например, если вы включили диктофон, когда инспектор ГИБДД требует у вас взятку, то на записи обязательно должна прозвучать сумма. И не просто «Тысяча», а именно «Тысяча рублей». Так же из записи должно быть понятно, что инспектор требует эту сумму именно как взятку за то, чтобы «замять правонарушение», а не просто просит у вас в долг. Необходимо полностью исключить возможность двоякого толкования записи.

Подлинность.

Тут наверняка всё понятно. Естественно, фотография или запись должна быть подлинной. Каждый участник судебного процесса имеет право знакомиться с доказательствами противоположной стороны, и если фотография или запись покажется им подозрительной, то будет произведена экспертиза представленного доказательства. Помните, что за фальсификацию доказательств по гражданскому делу грозит до двух лет исправительных работ, а по уголовному – до семи лет лишения свободы. Есть специалисты, способные с высокой степенью точности установить факт подделки фотографий и записей, даже если они были сделаны на цифровом носителе. Так что Фотошоп тут не пройдет.

Так же необходимо позаботиться о качестве записи или фото. Судья не примет к рассмотрению смазанную фотографию, или запись, где совершенно не разобрать слов.

Законность.


Бесплатная юридическая консультация:

Доказательства, добытые с нарушением закона, не имеют юридической силы, и суд не примет их к рассмотрению. Допустим, вы одолжили своему другу денег. Расписку при этом с него не попросили, но незаметно включили диктофон и записали его просьбу и ваше согласие дать ему взаймы. В случае, если придется обращаться в суд по этому вопросу (допустим друг не вернул деньги), данная запись не будет являться доказательством, т.к. записав данный разговор, вы нарушили закон. Этот разговор носил частный характер, а право человека на частную жизнь защищено законом. Вы нарушили его, не предупредив о записи разговора. Чтобы доказательство стало законным, нужно предупредить собеседника о том, что разговор записывается. При этом само предупреждение тоже необходимо записать.

Но это всё совершенно не относится к правонарушениям – фото- и видеосъемка, а так же аудиозапись противоправных действий не является вмешательством в частную жизнь. Поэтому написанное выше не касается уголовных правонарушений. Когда инспектор ГИБДД требует у вас взятку, нет необходимости сообщать ему, что ваш разговор записывается. В данном случае доказательство будет считаться совершенно законным – против вас совершали противоправные действия. Или если сосед снизу грозится разбить вам машину за то, что вы слишком рано заводите её под его окном, то смело записывайте его угрозы. Предупреждать при этом необязательно. Если он что-то сделает с машиной, то эта запись послужит доказательством.

«Я часто сталкиваюсь с использованием «цифровых» доказательств, в том числе и записанных на телефон, — рассказал адвокат Александр Арутюнов в интервью журналу «Имеешь право». – Недавно, например, вел дело о возмещении ущерба в ДТП. После аварии ее виновник, нарушивший требование знака «Уступите дорогу», пытался убрать свою машину, чтобы этого не было видно. Но мой клиент при помощи мобильника сфотографировал место происшествия и виновника. Судья признал правоту истца, просмотрев снимки прямо на телефоне. Экспертизу фотографий даже не проводили – ответчик согласился с решением суда и не оспаривал их подлинность.»

Таким образом, при фотографировании или записи правонарушения помните три главных принципа: композиция, подлинность, законность. Дайте посмотреть фотографию или запись человеку, который не знает об этом правонарушении. При этом ничего ему не говорите и спросите, что он понял из нее. Если он понял, что именно произошло, где и в каком месте, а так же кто виноват, то вы на правильном пути – это доказательство, скорее всего, будет принято к рассмотрению, даже если при записи использовался мобильный телефон.

Судьи оценивают предоставленные доказательства «по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью» (согласно статье 17 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Нигде ни в одном законе не сказано, какими должны быть доказательства – «аналоговыми» или «цифровыми». И т.к. в наше время цифровые устройства вытесняют пленочные, то рассмотрение записей, добытых при помощи этих самых цифровых устройств, становится обычной практикой российских судов.


Бесплатная юридическая консультация:

Источник: http://www.homearchive.ru/jurist/j0084.html

Предъявление диктофонной записи в суде в качестве доказательства

П редъявление в суде диктофонной записи может служить прекрасным доказательством в судебном разбирательстве, роль которой не стоит недооценивать. В некоторых случаях она может являться единственным, но весьма эффективным доказательством лица, чьи права были нарушены.

Наличие аудиозаписи может помочь подтвердить в суде такие факты, как:

— дача денег взаймы;

— выдача/получение «черной» заработной платы.


Бесплатная юридическая консультация:

И это далеко не весь перечень обстоятельств, подтверждение которых может осуществить наличие диктофонной записи, предъявленной в суде.

Отдельного внимания заслуживает рассмотрение такого факта, как дача денег взаймы. При составлении договора займа следует придерживаться положений, изложенных в ст. 808 ГК РФ, в соответствии с которой заключение этого договора должно быть осуществлено в письменном виде, если речь идет о сумме, превышающей более чем в 10 раз размер оплаты труда, установленный законом. Это положение, якобы, позволяет сделать вывод о невозможности подтверждения займа никакими другими видами доказательств, кроме расписки или письменного договора. Однако это мнение является ошибочным, поскольку оно не соответствует положениям закона, и, в соответствии с ч. 1 ст. 162 ГК РФ, при несоблюдении обычной письменной формы во время совершения сделки, стороны будут лишены права ссылаться в случае возникновения спора на свидетельские показания, но в то же время разрешает использовать письменные и иные доказательства. Таким образом, ограничению подлежат лишь свидетельские показания, но разрешено использование иных доказательств, к числу которых относится аудиозапись.

Что касается вывода о применении положений ст. 162 ГК РФ, а также представления других видов доказательств, то они отражены в Определении ВАС № 413/08 от 01.07.2008 по делу № А/2005, № ВАС-9364/09 от 24.07.2009 по делу № А/2007, а также Постановлении ФАС Московского округа № КГ-А41/от 09.12.2009 по делу № А/08 и других актах судебного законодательства.

Ситуации, при которых клиент не имеет на руках никаких иных видов доказательств, подтверждающих нарушение его прав, кроме наличия аудиозаписи состоявшегося разговора, встречаются довольно часто. С одной стороны, выглядит все довольно просто, осуществил запись разговора на диктофон, предъявил ее в суде, где ее благополучно прослушали и сделали соответствующий вывод.

Что касается практики, то вопрос, касающийся предоставления аудиозаписей в суде, является не совсем однозначным, поскольку не все суды готовы принять запись, сделанную на диктофоне, в качестве доказательства. В большинстве случаев они аргументируют это нарушением порядка при ее получении, и признают такую запись разговоров неприемлемым доказательством, получение которого было осуществлено с нарушением закона.


Бесплатная юридическая консультация:

Далее будет рассмотрены аргументы, которые приводятся в судах против использования аудиозаписей. К числу таких аргументов относятся:

1. Аудиозапись, сделанная скрытно, без получения согласия и уведомления лица, слова которого были записаны. В абзаце 6 ст. 6 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» № 144 –ФЗ от 12.08.1995 г сказано, что запрещено проводить мероприятия оперативно-розыскного характера с задействованием технических средств, позволяющих негласно получить информацию, если это не разрешено ФЗ для физических и юридических лиц.

Таким образом, данная правовая норма устанавливает требования, в соответствии с которыми осуществление аудиозаписи должно быть гласным, т.е. о начале ее применения должно быть объявлено заранее.

2. Ссылаясь на ст. 23 Конституции РФ, граждане могут рассчитывать на право, позволяющее сделать частную жизнь неприкосновенной, а также защиты своего доброго имени и чести. При этом граждане имеют право на тайну телеграфных и почтовых сообщений, переговоров по телефону и переписки, и ограничить это право может только судебное решение. Ст. 24 Конституции РФ не допускает осуществлять хранение, сбор, распространение и использование информации, касающейся частной жизни гражданина. По сути, диктофонную запись можно расценивать как вмешательство в частную жизнь, поскольку она передает частные разговоры.

3. В Гражданском процессуальном кодексе РФ, ст. 77, отражено положение, согласно которому лицо, которое предоставило видео- или аудиозаписи, сохраненные на каком-либо носителе, должно указать условия осуществления аудиозаписи, а также кем и когда они были сделаны. Очень часто, лица, участвующие в процессе, предъявляют в суде диктофонные записи, о происхождении которых они не могут сказать точно. Не стоит надеяться, что она пригодится в суде, поскольку она считается непригодной, и использовать ее в качестве доказательства было бы неразумно.

Использование диктофонных записей регламентируется Арбитражным процессуальным кодексом, а именно ч. 2 ст. ст. 64 и 162. Арбитражные суды также просят дать разъяснение происхождения диктофонной записи.

Бесплатная юридическая консультация:

4. При осуществлении записи на диктофон в целях самозащиты, должны быть соблюдены положения ст. 12 ГК РФ.

5. Подтверждение определенных обстоятельств может быть осуществлено наличием только письменных доказательств, к числу которых, как можно понять, не относится аудиозапись.

6. В соответствии со ст. 50 Конституции РФ, в процессе осуществления правосудия запрещено использование таких доказательств, получение которых было произведено с нарушений положений ФЗ. С учетом вышеуказанных пунктов, противники использования такой записи в виде доказательства во время судебных разбирательств пытаются убрать ее из числа фигурирующих доказательств по конкретному делу.

7. Для аудиозаписи должна использоваться кассета, поскольку запись, осуществленная на цифровой диктофон или диск, недопустима.

8. В деле не фигурируют доказательства, подтверждающие принадлежность голоса на записи какому-либо определенному лицу.

Получить отказ в приобщении к делу диктофонной записи все же можно, если осуществлять диктофонную запись с учетом следующих правил:


Бесплатная юридическая консультация:

1. Составление ходатайства о приобщении аудиозаписи к материалам дела следует осуществлять в письменной форме.

2. Если диктофонная запись предоставляется как доказательство, то в ходатайстве о приобщении ее к материалам дела необходимо указать обстоятельства, при которых она была совершена, а именно: в каких условиях, когда и кем она была сделана.

3. Следует указать, что осуществление аудиозаписи было произведено с целью самозащиты, что соответствует ст. 12 ГК РФ.

4. Телефонная запись должна быть дополнена текстовой расшифровкой.

5. Указать те существенные обстоятельства, подтверждение которых может дать диктофонная запись.


Бесплатная юридическая консультация:

6. В некоторых случаях может потребоваться ходатайство о проведении специальной экспертизы, которая позволит установить подлинность диктофонной записи, исключит монтаж, и позволит идентифицировать голоса.

Действующее законодательство не предусматривает требования, касающиеся аргумента об осуществлении записи на кассету. Что касается судов и правоохранительных органов, то они используют практику применения цифровых аудиозаписей, и даже их копий на CD-носителях.

В случае представления записи на диске или кассете, то они будут приобщены к делу в виде вещественных доказательств. Если же запись была осуществлена на цифровой диктофон, то к делу должен быть приобщен и диктофон.

Норм, устанавливающих использование диктофонных записей в суде, не существует. Суд принимает решение о ее приобщении к делу с учетом каждого конкретного случая и обстоятельств. Необходимо позаботиться о том, чтобы преподнесение диктофонной записи в суд было организовано правильно.

Актуальность статьи: 30.07.:40:57


Бесплатная юридическая консультация:

Источник: http://pravoforyou.ru/articles/diktofonnaya-zapis.html

Аудиозапись как доказательство

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон.

Является ли аудиозапись доказательством в гражданском суде?

Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?


Бесплатная юридическая консультация:

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42,УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.


Бесплатная юридическая консультация:

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).


Бесплатная юридическая консультация:

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством.

Может ли запись телефонного разговора быть доказательством по гражданскому делу?

Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42,УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.


Бесплатная юридическая консультация:

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.


Бесплатная юридическая консультация:

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?


Бесплатная юридическая консультация:

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42,УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров.

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.


Бесплатная юридическая консультация:

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов


Бесплатная юридическая консультация:

Является ли аудиозапись доказательством на суде?

Являится ли аудиозапись аргументом на суде? Спасибо. Ответ:Здравствуйте.

Такого интститута права, как аргумент, в природе не существует. Есть доказательство по делу. Если аудиозапись была сделана с соблюдением норм уголовного и гражданского процессуального законодательства, тогда она может служить доказательством в суде. Если нет — на усмотрение судьи, после ходатайтсва о приобщении записи к делу.

Там целая процедура составления протокола о записи и так далее. Всё рассмотривается в каждом конкретном случае. Будут затруднения — обращайтесь к адвокатам.С уважением, адвокат Сергей Холодов.

Адвокатские истории

Аудиозапись в уголовном процессе — насколько законна?

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п. когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.


Бесплатная юридическая консультация:

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью.

На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42,УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Кроме того, ст. 13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов

Похожих записей не найдено

Запись на телефон

Мобильные доказательства.

Может ли фото или аудиозапись на мобильнике стать доказательством?

Когда в расследовании не хватает доказательств, на помощь может придти фотография или аудиозапись, сделанная на месте преступления. При этом многие уверены — цифровая запись не подойдет, суд признает только плёнку. Однако это не так. Важно не чем, а как была сделана запись.

Многие граждане уверены, что суд не примет в качестве доказательств фотографию, снятую на мобильный телефон или цифровую камеру, а также не подойдет и аудиозапись, сделанная на цифровой диктофон, мол, при этом невозможно доказать подлинность предоставленной фотографии или записи. Подобные слухи стали распространяться одновременно с появлением новой техники. «Когда судьи отклоняют подобные доказательства, многие граждане считают, что судьи попросту не доверяют цифровым технологиям, — объяснил адвокат Александр Арутюнов в своем интервью журналу «Имеешь Право». – На самом деле судье все равно, предоставят ему аналоговую запись (на пленке – прим. ред.) или цифровую. Важно, что именно он увидит и услышит».

В судопроизводстве нет деления доказательств на «аналоговые» и «цифровые». Судья обязан приобщить к делу фотографию или запись, если она относится к рассматриваемому делу, является подлинной и не была получена с нарушением закона. Если ваша запись подлинная, то вы можете не волноваться насчет признания ее подлинности. Самое сложное – это предоставить фотографию или запись, из которой было бы понятно, где она сделана, при каких обстоятельствах, когда именно без объяснений со стороны. Т.е. судья должен без посторонней помощи понять всё это из фотографии или записи. Если это не так, то судья может отклонить материал как «не относящийся к делу».

Итак, для того, чтобы ваша фотография или аудио/видео запись, сделанная хоть на мобильный телефон, хоть на цифровую камеру, были приобщены к делу и послужили доказательством, необходимо:

1. Чтобы фотография или запись относились к рассматриваемому делу и из нее было понятно без посторонней помощи где она сделана, когда и при каких обстоятельствах.

2. Чтобы фотография или запись являлась подлинной.

3. Чтобы фотография или запись была добыта без нарушения закона.

Рассмотрим подробнее эти условия.

Например, при ДТП недостаточно сфотографировать только столкнувшиеся автомобили. Необходимо сделать это так, чтобы из фотографии было ясно, кто именно нарушил правила – выехал на встречную полосу, а кто двигался по своей полосе. Это должно быть понятно без посторонних объяснений. Только тогда эта фотография может быть приобщена к делу. Тоже самое касается и видеозаписи – из нее должно быть отчетливо понятно кто именно нарушил. Так же важно, чтобы у судьи не возникло сомнений по поводу времени и места совершения правонарушения. Достаточно запечатлеть инспектора ГИБДД, заполняющего протокол, или снять окружающую обстановку, чтобы вопрос места отпал. Еще лучше, если вам удастся сделать это всё на одной фотографии или в одной видеозаписи (при этом, не прерывая запись и не ставя на паузу).

Точно такие же требования и к аудиозаписям. Из нее должно быть отчетливо понятно, кто говорит, что и где происходит. Например, если вы включили диктофон, когда инспектор ГИБДД требует у вас взятку, то на записи обязательно должна прозвучать сумма. И не просто «Тысяча», а именно «Тысяча рублей». Так же из записи должно быть понятно, что инспектор требует эту сумму именно как взятку за то, чтобы «замять правонарушение», а не просто просит у вас в долг. Необходимо полностью исключить возможность двоякого толкования записи.

Тут наверняка всё понятно. Естественно, фотография или запись должна быть подлинной. Каждый участник судебного процесса имеет право знакомиться с доказательствами противоположной стороны, и если фотография или запись покажется им подозрительной, то будет произведена экспертиза представленного доказательства. Помните, что за фальсификацию доказательств по гражданскому делу грозит до двух лет исправительных работ, а по уголовному – до семи лет лишения свободы. Есть специалисты, способные с высокой степенью точности установить факт подделки фотографий и записей, даже если они были сделаны на цифровом носителе. Так что Фотошоп тут не пройдет.

Так же необходимо позаботиться о качестве записи или фото. Судья не примет к рассмотрению смазанную фотографию, или запись, где совершенно не разобрать слов.

Доказательства, добытые с нарушением закона, не имеют юридической силы, и суд не примет их к рассмотрению. Допустим, вы одолжили своему другу денег. Расписку при этом с него не попросили, но незаметно включили диктофон и записали его просьбу и ваше согласие дать ему взаймы. В случае, если придется обращаться в суд по этому вопросу (допустим друг не вернул деньги), данная запись не будет являться доказательством, т.к. записав данный разговор, вы нарушили закон. Этот разговор носил частный характер, а право человека на частную жизнь защищено законом. Вы нарушили его, не предупредив о записи разговора. Чтобы доказательство стало законным, нужно предупредить собеседника о том, что разговор записывается. При этом само предупреждение тоже необходимо записать.

Но это всё совершенно не относится к правонарушениям – фото- и видеосъемка, а так же аудиозапись противоправных действий не является вмешательством в частную жизнь. Поэтому написанное выше не касается уголовных правонарушений. Когда инспектор ГИБДД требует у вас взятку, нет необходимости сообщать ему, что ваш разговор записывается. В данном случае доказательство будет считаться совершенно законным – против вас совершали противоправные действия. Или если сосед снизу грозится разбить вам машину за то, что вы слишком рано заводите её под его окном, то смело записывайте его угрозы. Предупреждать при этом необязательно. Если он что-то сделает с машиной, то эта запись послужит доказательством.

«Я часто сталкиваюсь с использованием «цифровых» доказательств, в том числе и записанных на телефон, — рассказал адвокат Александр Арутюнов в интервью журналу «Имеешь право». – Недавно, например, вел дело о возмещении ущерба в ДТП. После аварии ее виновник, нарушивший требование знака «Уступите дорогу», пытался убрать свою машину, чтобы этого не было видно. Но мой клиент при помощи мобильника сфотографировал место происшествия и виновника. Судья признал правоту истца, просмотрев снимки прямо на телефоне. Экспертизу фотографий даже не проводили – ответчик согласился с решением суда и не оспаривал их подлинность.»

Таким образом, при фотографировании или записи правонарушения помните три главных принципа: композиция, подлинность, законность.

Тайную диктофонную запись можно использовать как доказательство в суде

Дайте посмотреть фотографию или запись человеку, который не знает об этом правонарушении. При этом ничего ему не говорите и спросите, что он понял из нее. Если он понял, что именно произошло, где и в каком месте, а так же кто виноват, то вы на правильном пути – это доказательство, скорее всего, будет принято к рассмотрению, даже если при записи использовался мобильный телефон.

Судьи оценивают предоставленные доказательства «по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью» (согласно статье 17 Уголовно-процессуального кодекса РФ). Нигде ни в одном законе не сказано, какими должны быть доказательства – «аналоговыми» или «цифровыми». И т.к. в наше время цифровые устройства вытесняют пленочные, то рассмотрение записей, добытых при помощи этих самых цифровых устройств, становится обычной практикой российских судов.

Следующие в разделе:

13 октября 2018 года

Другие статьи:

Без достижений научно-технического прогресса уже немыслимо наше время. Не обошли вниманием наши сограждане и такое техническое средство, как диктофон. Использовать диктофоны по поводу и без повода в ряде случаев считается чуть ли не признаком хорошего тона — предприниматели берут диктофоны на встречи с партнерами по бизнесу, при визитах в госструктуры и т.п. (естественно, производя запись разговора, без уведомления об этом собеседника).

В дальнейшем при возникновении конфликтной ситуации с партнером, с правоохранительными органами и т.п., когда решается вопрос о возбуждении уголовного дела либо уголовное дело уже возбуждено, в ход пускается имеющаяся аудиозапись. Кассета с записью (как минимум одна, но иногда их количество доходит до десятка) предъявляется в органы уголовного преследования как одно из доказательств (а зачастую чуть ли не самое основное) своей правоты и, соответственно, вины своего собеседника.

Но законна ли в этом случае произведенная самим лицом негласная аудиозапись?

Рассмотрим ситуацию более подробно. Как обычно происходит на практике, органы уголовного преследования — в данном случае следователь или дознаватель — получают в ходе допроса, основании заявления, либо иным путем информацию от потерпевшего (подозреваемого, обвиняемого) о наличии аудиокассеты с записью. На основании данной информации следователь (дознаватель) выносит постановление о производстве выемки, в соответствии с которым протоколом выемки изымают аудиокассету у лица, ее представившего. Далее, в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса РФ, изъятая аудиокассета признается вещественным доказательством. Впоследствии указанная аудиокассета может служить предметом видеофоноскопической экспертизы, заключение которой явится еще одним доказательством, расшифрованная запись разговора может повлечь выявление ранее неизвестных фактов с последующей их проверкой и т.п.

При этом органы уголовного преследования руководствуются статьями 42,УПК РФ, которыми предусмотрено, что «… подозреваемый, обвиняемый, потерпевший имеют право… представлять доказательства», а также положениями п. 2. ст. 86 УПК РФ, а именно: «…Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять … предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств». То есть, на первый взгляд, все как будто бы законно — аудиозапись является доказательством, которое было в соответствии с нормами УПК РФ представлено органу уголовного преследования.

Однако в данном случае упускается из виду положение п. 1 ст.86 УПК РФ, которое гласят: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом».

Из изложенного видно, что сбор доказательств производится путем только процессуальных действий, производство которых является исключительной прерогативой только органов предварительного расследования и суда. Закон не дает подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, а также иным лицам, участвующим в деле, право самостоятельно производить сбор доказательств, каковым и является запись переговоров. Принимая полученную указанными лицами аудиозапись как доказательство, органы уголовного преследования (а затем и суд) в ряде случаев не принимают во внимание, что указанная аудиозапись является недопустимым доказательством в силу положений п.3 ч.2 ст.75 УПК РФ, т.к. проведена лицом, не имеющим права осуществлять процессуальные действия по данному уголовному делу.

Является ли аудиозапись доказательством?

13 УПК РФ допускает ограничение права гражданина на тайну телефонных и иных переговоров только на основании судебного решения. Также часть 2 статьи 29 УПК РФ прямо предусматривает, что только суд правомочен принимать решения о контроле и записи телефонных и иных переговоров.

Проведенная негласная аудиозапись потерпевшим (подозреваемым, обвиняемым) при использовании соответствующих технических средств может быть признана законной исключительно с ведома органов уголовного преследования и с санкции суда. В данном случае после возбуждения уголовного дела лицо, полагающее, что в ходе предстоящей беседы могут быть получены сведения, имеющие значение для дела, должно обратиться в органы уголовного преследования с соответствующим заявлением.

При этом согласно ст.186 УПК РФ контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при производстве по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения. При наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются при отсутствии письменного заявления указанных лиц, на основании судебного решения.

При разработке уголовно-процессуального законодательства такая ситуация прямо не была предусмотрена, однако ситуации с предоставлением в правоохранительные органы самолично записанных аудиокассет возникают все чаще и чаще. К сожалению, в большинстве случаев подобные «доказательства» принимаются органами уголовного преследования как соответствующие законодательству и ложатся в основу обвинения, что является недопустимым. Таким образом, подводя итог, можно сделать вывод, что в случае скрытого применения научно-технических средств необходимо четко разграничить предусмотренное законодательством представление доказательств со стороны участников уголовного процесса как одно из гарантированных законом средств защиты их прав и свобод, от сбора доказательств, входящего в исключительную компетенцию следственных и судебных органов. В связи с этим полагаю необходимым внесение в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации соответствующего дополнения — включения императивной нормы, к примеру — «доказательства полученные при помощи скрытного применения научно-технических средств признаются допустимыми, в случаях когда их применение прямо предусмотрено законом».

Материал подготовил адвокат Сергей Манойлов

С Вами Рассылка делового человека и Алексей Дудин — ее автор и ведущий.

Сегодняшняя тема – использование аудиозаписей, сделанных «по-тихому», (т.е. без ведома и согласия другой стороны разговора), в качестве доказательства при взыскании долга судебном порядке.

Может ли аудиозапись разговора с должником, сделанная «по-тихому», быть полноценным доказательством по делу о взыскании задолженности в суде?

Вряд ли найдется человек, который никогда в жизни не одалживал деньги своему родственнику, другу, коллеге или соседу. Опыт заемных отношений есть почти у всех людей. У одного занимали 500 рублей на обед, у другого «перехватывали»рублей до зарплаты, у третьего брали взаймырублей на пополнение «оборотки» бизнеса, у четвертого занимали рублей на покупку недвижимости.

Жизнь показывает, что далеко не всегда и далеко не все займодавцы и заемщики оформляют свои отношения документально. Некоторые делают это сознательно, другие же не составляют никаких бумаг просто потому, что не знают требований закона о документальном оформлении заемных отношений и последствий их нарушения.

Согласно положениям подпункта 2 пункта 1 статьи 161 сделки граждан между собой на сумму, превышающую десять тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариально удостоверения.

В соответствии с положениями статьи 808 договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Таким образом, дать в долг без оформления необходимых документов, с точки зрения закона, можно лишь совсем небольшую сумму денег.

Несоблюдение простой письменной формы сделки, по общему правилу, предусмотренному пунктом 1 статьи 162 Гражданского кодекса РФ, лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

В связи с этим время от времени в юридической практике возникает вопрос о том, чем в рамках судебного процесса можно доказать факт займа и его условий при отсутствии договора займа и расписки.

Согласно положениям части 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В связи с этим к числу «других» доказательств, упомянутых в пункте 1 статьи 162 Гражданского кодекса РФ можно отнести аудиозапись общения сторон сделки по телефону, скайпу или в ходе личной встречи.

Аудиозаписи, сделанные в ходе общения сторон сделки, можно условно разделить на три категории:

  1. произведенные по обоюдному согласию сторон;
  2. произведенные по желанию и решению одной стороны, но с осуществлением до начала аудиозаписи явного и четкого уведомления другой стороны о намерении проводить аудиофиксацию разговора;
  3. произведенные по желанию и решению одной стороны без какого-либо предварительного уведомления другой стороны о проведении аудиозаписи.

С первым и вторым видом аудиозаписей все понятно — будучи сделанными по обоюдному согласию сторон или, по крайней мере, с ведома второй стороны они вполне могут быть легитимными доказательствами в судебном процессе.

А вот с третьей категорией аудиозаписей возникает как минимум два вопроса:

  • «Могут ли «шпионские» аудиозаписи быть доказательством в суде?»,
  • «Не нарушают ли аудиозаписи, сделанные «по-тихому», каких-либо прав лица, которое не было поставлено в известность о происходящей аудиофиксации разговора?».

Ответы на указанные вопросы очень важны, т.к. согласно положениям части 2 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса РФ доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Однако среди специалистов по указанным вопросам нет единого мнения.

Запись разговора как доказательство

Одни полагают, что аудиозаписи, произведенные без оповещения другой стороны разговора о ведении аудиозаписи, являются недопустимым доказательством, другие же наоборот полагают, что подобные записи являются полноценным легитимным доказательством в судебном процессе, в связи с чем, должны приобщаться судом к материалам дела по ходатайству заинтересованной стороны.

В конце 2016 года по обозначенному поводу высказал свое мнение Верховный Суд РФ.

Рассматривая в кассационном порядке дело № 35КГо споре, возникшем из договора займа, Верховный Суд РФ в Определении от «06» декабря 2016 года отметил, что аудиозапись, сделанная одной стороной договора займа без предварительного оповещения другой стороны сделки об осуществлении аудиофиксации их разговора, является допустимым доказательством в судебном процессе.

В рамках названного выше «заемно-долгового» дела истец Страхова Е.В. и ответчики Белан Р.И. и Белан Е.С. «сражались» в нескольких инстанциях.

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца, основываясь на имевшихся в материалах дела доказательствах, в том числе учитывая аудиозаписи общения, имевшегося между истцом и двумя ответчиками.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, сославшись на то, что аудиозапись телефонного разговора, является недопустимым доказательством, т.к. она произведена без уведомления другой стороны о том, что ход общения будет подвергнут аудиофиксации.

Верховный Суд РФ, рассматривая дело в качестве суда кассационной инстанции, отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, ответив в своем Определении от «06» декабря 2016 года по делу № 35-КГследующее: «В обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами. По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Шишкиной (Белан) Е.С, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

При этом не было учтено, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется».

Приведенный выше фрагмент Определения Верховного Суда РФ представляется интересным и важным для всех кредиторов, не имеющих или утративших письменное подтверждение условий займа и факта передачи денег заемщику, т.к. высшая судебная инстанция не только прямо отметила в судебном акте допустимость использования в качестве доказательств аудизаписей, сделанных «по-тихому», но и отменила решение апелляционной инстанции, в котором была отражена противоположная точка зрения.

Конечно, мнение Верховного Суда РФ, высказанное в рамках одного конкретного дела, это отнюдь не правовая позиция высшей судебной инстанции, сформулированная по итогам обобщения судебной практики. Но, несмотря на это, логика и позиция Верховного Суда РФ по указанному делу при сходных обстоятельствах однозначно может быть использована кредитором при заявлении в судебном процессе ходатайства о приобщении к материалам дела носителей с аудиозаписями разговоров кредитора и должника, а также документов с их расшифровками.

Источник: http://gragdanskii-advokat.ru/audiozapis-kak-dokazatelstvo/

Published by admin